Кто

Поместье Фантомхайф. 5 апреля 1890 года.
-Господин! – я приобняла мальчика за плечи. – Я хочу познако…
-Не сейчас, - милорд постучал тростью по полу. – Господа. Я думаю, пора приступать к праздничному ужину. Вы согласны?
По приёмной прошёлся дружный гул.
Во главе стола сел Сиель. Кто же ещё? Слева от него – Лизи. Справа – Посол.
Эдвард сидел рядом с Австрийским.
Мы с дворецким стояли за спиной господина.
-Выходит, - посмеивавшись, произнёс один мужчина, - у тебя две левые руки, Сиель?
Мальчик поднял глаза на нас с брюнетом.
-Стоят они слева, так как справа – уважаемые гости. А мы все здесь – одна семья. И, вы не находите, что если бы моя семья перешла на вашу сторону, мне бы было прискорбно это видеть?
Присутствующие громко рассмеялись.
Нам с дворецким оставалось лишь только улыбаться.
Гости шумели, поднимали бокалы. Было весело.
Только вот… мне ноги стоять болят. А признаться я в этом не могу – позор.
Эдвард многозначительно подмигивал мне или просто подолгу не отводил взгляд.
-Ода, - послышалось такое тихое что-то. – Ты не устала?
-Есть чуть-чуть.
-Слуга не должен жаловаться.
Я махнула головой. Ну, это же ты у нас великолепен во всех смыслах.
Сиель молчал. Он просто наблюдал за гостями. Как они упиваются, жадно хватая пищу, как хохочут, не зная меры приличия.
-Ода? – господин посмотрел на меня с надеждой. – Присядь рядом со мной.
-Нет, что вы!
-Сядь я сказал! – взревел мальчик. – Себастьян. Стул сюда.
За столом произошла заминка.
Лизи вопросительно взглянула на жениха:
-Как же так? Она же слуга.
-Она особенная.
Ну, вот. Всё сначала.
-Ода? – дворецкий поставил стул на место, где я стояла. – Присаживайся.
Пришлось.
Все косо смотрели на меня, небось, думая, что я в любовницах господина. Эдвард мило улыбнулся, махнув головой, и добавил:
-Вы, господин Сиель, настоящий джентльмен! Многие здесь готовы позавидовать вам.
По залу опять прошлась волна смеха.
-О! Вы прекрасны, милорд! – Друид поднял бокал. – За мужчин и женщин!
Вздох облегчения. Разряженная обстановка – это моё спасение.
Но… кто-то положил мне на плечи руки.
Зал опять напрягся. Эдвард вопросительно посмотрел на Себастьяна.
Я стала белеть на глазах.
Что. Он. Опять. Задумал.
Сиель тяжело вздохнул. Видимо, меня не одну достало такое внимание к моей ничтожной персоне. Или…дело в другом?
-Я осмелюсь спросить, - вставила Мари-Шарле, которая уже «под шафе» еле связывала слова. – Вас что-то связывает?
Хотела бы я ответить «нет».
-Ода – моя будущая жена.
Эта фраза заставила меня глупо улыбаться. А потом, я громко рассмеялась, успев вымолвить:
-Какой ты…
-Дворецкий говорит честно, - раздражённо вмешался Сиель. – Мы не хотели говорить этого, но, раз вы спросили, зачем скрывать правду? Так, Себастьян?
-Конечно, милорд.
Мне стало не смешно. Мои глаза наполнились непониманием, а глаза Эда – разочарованием.
Потупила глаза.
-Жаль, - уважительно проговорил посол, - Я хотел бы, чтобы она досталась моему главному подчинённому - Эдварду Дъянесу. Хотел просить о её переезде в Австрию.
Ода Дъянес. Мило. Как мечта.
-Увы, - хитро улыбнулся Сиель.
-Это не посол хотел просить об этом! – медленно встал Дъянес. – А я. Меня уже представили.
Сиель впился взглядом в парня.
-Хм. Вы достаточны смелы.
-Э…Эд...? – с какой-то глупой надеждой произнесла я.
-Ода – моя бывшая возлюбленная! И… несостоявшаяся супруга.
Сиель ядовито поинтересовался:
-А отчего это несостоявшаяся?
-Это личное. И к тому же - не наша прихоть была.
-Что ж, - вежливо поклонился Себастьян. – Теперь Ода – моя невеста. Мне жаль, что ваша свадьба когда-то не состоялась, но, благодаря этому, нас с вашей бывшей возлюбленной свела судьба.
Какая судьба?
Что за ерунда?
Кто устроил всё это? Кто?

Варианты ответов:

Далее ››