Incedo per ignes. XV. Decipimur specie recti [Мы обманываемся видимостью правильного]

Прогулка по захолустьям поместья не прошла для Евы даром – после обеда, на вкус не менее гадостного, чем завтрак, Еве было торжественно поручено вымыть ванные в нескольких заброшенных комнатах. Еву аж колотило от злости, когда она судорожно натягивала перчатки для уборки, предусмотрительно захваченные с собой ее служанкой. Пока вода наливалась в ведро в общем туалете, Мишель быстро заплетала в косы волосы своей госпожи. Стянув их резинкой в баранку, она хоть как-то облегчила жизнь девушке, уже значительно отвыкшей от домашней уборки и соответствующих приготовлений.

– Вот зачем ТАМ мыть эти ванные?? – психанула Ева, чуть было не пнув ведро. Останавливал тот факт, что разлитую воду придется убирать ей же. – Там все равно никто не живет и явно не собирается мыться! Или нашу ванную судорожно закроют, и мы будем ходить туда??.. – взяв ведро в одну руку, а тряпку в другую, Фойер, ворча, поплелась в указанные комнаты.

Как и всегда, везде было одно и то же: пыль, паутина и затхлость. Чихнув, наложница пробралась к покрытому сажей окну и, не рискуя трогать шторы, открыла его, впуская свежий воздух. Мишель тем временем зажигала от лучины канделябры – электричества в комнате не было.

«Не переживайте, госпожа. Я уверена, что вас скоро вернут обратно в Пандемониум, и вы забудете все это, как страшный сон», - девушка затушила лучину, пока свечи осветили спальню. Приказ вымыть здесь ванную комнату звучал действительно абсурдно – несмотря на богатый интерьер, здесь никто не жил как минимум несколько десятилетий. По грязной постели туда-сюда шныряли в конец обнаглевшие крысы, абсолютно не боявшиеся вошедших. Лишь когда Мишель отшвырнула одну из них шваброй, оставшиеся с неохотой разбежались по углам.

– Какая мерзость! – Еву передернуло, после чего, на всякий случай прикрыв ладонью нос, она вошла в ванную. Ооо, этот запах сырости и разложения! Казалось, что крысы здесь не только живут, но и активно дохнут. Разместив в ванной комнате как можно больше источников света, Ева, наконец, осмотрела ванну. И лучше бы она этого не делала.

Прежде белоснежная, сейчас сантехника была грязно-зеленого цвета с темными разводами ржавчины. Ванна была на треть наполнена водой (судя по цвету и запаху, кто-то хотел в ней понежиться лет так 70 назад), в которой, собственно, и плавали дохлые крысы вперемешку с остатками их экскрементов. Фойер замутило. Рвотный позыв был настолько сильным, что Ева, пошатнувшись, буквально вылетела из ванной, опрокинув на пол несколько потухших в воздухе свечей. Наполовину высунувшись из окна, девушка жадно хватала ртом воздух, желая перебить всю ту гадость, которой она надышалась.

– Это… Это слишком для меня… – спустя несколько минут выдохнула наложница, облокачиваясь задом о подоконник. – Я и пальцем не притронусь к этой мерзости. – Ева проводила брезгливым взглядом одну из пробежавших мимо крыс, жалея, что не умеет извергать огненные шары. Хотя… Сходив в коридор за факелом, она с удовольствием зашвырнула его в сторону очередной гадкой твари, которая с диким писком унеслась прочь. Прежде чем погаснуть, факел немного обуглил паркет.

Мишель тем временем зашла в ванную комнату, после чего, выйдя, сделала глубокий вдох:

«Госпожа, пожалуйста, откройте окно пошире. Вы захватили хлорку?»

Ева кивнула.

«Отлично! Позвольте, я заберу у вас перчатки, – наскоро закрыв органы дыхания платком, Мишель прикрепила его заколками к волосам, после чего надела перчатки. Взяв пустой пакет, служанка ушла в ванную, и судя по плеску воды, она вылавливала этих… этих…

Закрыв рот ладонью, Ева прикрыла глаза. И это ведь не единственная комната!..


Пройти тест!