Начало

Купленное счастье имеет срок годности.
(с) Источник неизвестен

Часть восьмая. Продавец счастья.

При первой встрече трудно определить характер Мэдисон – она пытается держать себя сдержанно. Но если узнать ее получше, то в ней можно увидеть доброго и искреннего человека. Стройная девушка с удивительно нежной светлой кожей. Ее волосы – длинные, волнистые, отливающие солнечными лучами золотого цвета – чаще всего свободно спускались до плеч. Несмотря на внешнюю утонченность, девушка была сильной и выносливой. И это неудивительно, ведь она росла примерно в таких же условиях, как и Найт – отстраненность, одиночество и пренебрежение, это была участь всех Полукровок семьи Равенна. Мэдисон и Найт находились в одинаковом положении, что и послужило одной из причин их дружбы. Но в отличие от младшего наследника у девушки не наблюдалось таких черт характера, как эгоизм, жестокость, высокомерие и самоволие, что были присущими ему. Мэдисон же была доброжелательной и отзывчивой, но и не без своей ложки дегтя.
-Мэдди? – Наконец-таки вышел из культурного шока Ференци-младший, который на несколько минут потерял дар речи. А кто бы ни потерял, когда увидел того, кого и не чаял увидеть, по крайней мере, еще несколько лет?
-Не веришь, но я. – Приветливо улыбнулась она. – А теперь на очереди: что ты тут делаешь?
-Какая проницательность. – Найт возвращался в свое привычное состояние – колкое и саркастичное, без которого трудно его себе представить. – Но я построю вопрос по-другому: с какими целями ты здесь?
-Ты еще спроси, как я тебя нашла. – Слегка засмеялась блондинка.
А Найт, собственно, и не собирался спрашивать, помнил еще как-то, что Мэдисон – лучший информатор за всю историю семьи Равенна. Способность получать интуитивную информацию обо всем происходящем за много тысяч километров – давала о себе знать. Да и тем более все уже должны были знать, что младший наследник на пост следующего босса семьи Равенна ошивается в Японии. Но вот только что он там делал – не знал никто.
-Не уходи от ответа. – В голосе чувствовалось закипающее раздражение. Найт терпеть не мог, когда не отвечали на заданные вопросы, игнорировали, опускали.
-Если я скажу, что соскучилась по тебе, ты ни за что в жизни не поверишь? – И не дав ответить, она продолжила. – Но это так.
-Я тронут. Но верить все равно не собираюсь. – Жестко и неумолимо сказал Ференци. Могло создаться впечатление, что Найт не рад этой встрече, но он в действительности воодушевился приездом своего давнего друга, но он также не мог забывать об одной простой истине – ничего в этой жизни не бывает просто так.
-Да мне как-то все равно, Найт, веришь ли ты или нет. – Ответила Мэдисон, с легкостью снося резковатый тон парня. Закалка у нее была отменной благодаря своей старшей сестре, от которой и не такое приходилось сносить. – Я приехала к тебе и все. И пробуду в Японии, сколько мне вздумается, а ты не сможешь прогнать своего друга.
Что правда, то правда. Насколько бы испорченным и эгоистичным Найт не был, но так поступить с близким для него человеком он не мог. И дело вовсе не в высоконравственных правилах общественной жизни. У каждого свой кодекс чести.
-Знаешь, Мэдди, а я, может быть, и поверил тебе на слово, если бы одно небольшое обстоятельство. Непредотвратимое ухудшение состояния нынешнего главы Равенны. И всех членов семьи вызвали в Милан, взять, на пример, даже тебя, которую вызвали из Франции и наплевали, что ты в это время учишься в университете, чтобы решить дальнейшую судьбу семьи. Все должны быть в одном сборном пункте и ждать оглашения следующего главы. Я знаю, что ты уже была там, а теперь же ты тут. Что ты на это скажешь?
-У тебя в подчинении хорошие информаторы. – Словно девушка даже и не удивилась тем доводам, что привел ей парень, и совсем спокойно отреагировала. А узнать истинные цели визита у расчетливой девушки не так-то просто. Из того же теста сделана все-таки.
-Ты приехала, чтобы уговорить меня вернуться в семью? – Не ходя вокруг да около, уже в открытую спросил Найт. – Но это дохлый номер.
Мэдисон склонила голову немного набок. И кто же это там говорил о том, что младший наследник не тот, что раньше? Или что он, по крайней мере, подразумевал под этими словами, ведь Ференци-младший не поменялся ни на йоту. Он всегда был таким и навсегда таким останется, что тут говорить.
-Зачем мне уговаривать тебя вернуться в семью, если я знаю истинную причину по которой ты ее покинул? – До этого момента Ференци сохранял спокойствие и даже какое-то равнодушие, но после слов Мэдисон он напрягся и занервничал. Информатор улыбнулась. Как знала, что парочка уроков, взятых у Диего по методам психологического воздействия на человека, пригодятся. – Но мне до сих пор не ясно, почему ты так и не сдвинулся с мертвой точки.
-Что ты о ней знаешь? – Найт посерьезнел в одночасье, преисполненный решительности и твердости. По всей видимости, Мэдисон затронула важную и значительную для него тему. И каким бы он не был, у него, как и любого человека имеются свои слабости.
-Не все так сразу. Мы же никуда не торопимся, так ведь? – Улыбнулась девушка, что вывело парня из себя, но не улыбка, а слова. Также Найт терпеть не мог, когда кто-то знал больше него и показывал свое превосходство в этом, как было и в данном случае.
-Поговорим об этом завтра. – Все же поубавил свой пыл он, прикладывая титанические усилия для этого.
-Правильно. Утро вечера мудренее. – А Мэдисон была довольна собой. У каждого человека есть свое слабое место. И она была, пожалуй, единственным человеком, знавшим слабое место младшего наследника.
-Мне распорядиться, чтобы тебя отвезли ко мне домой? Я там вообще не появляюсь. Можешь там расположиться.
-Не нужно. Я сняла номер в местной гостинице. Вполне себе комфортно и уютно. – Она посмотрела на часы. Время было за полночь. – Что ж, встретимся завтра утром. До завтра, Найт! – Улыбнулась напоследок Мэдисон, помахав на прощание рукой.
-До завтра. – Бесцветно попрощался Ференци со своей гостьей, свалившейся как снег на голову.
Время действительно позднее – за окном стояла глубокая ночь. И по-хорошему пора бы отбыть в свои покои, но Найт не спешил никуда, потеряв счет времени и задумавшись. А подумать было над чем.
«Если ты привык к извечному одиночеству и не знаешь таких понятий как командный дух и поддержка друзей, то мне тебя жаль».

***

За окном начинало светить восходящее солнце. Оно поднималось над горизонтом и освещало окрестности своим золотистым сиянием. Город постепенно просыпался и отходил ото сна. И первые лучи солнца пробивались сквозь ветви деревьев и падали в окно, медленно подползая к постели, на которой до сих пор спал парень. Когда солнечный луч коснулся лица Ямамото, то он проснулся и с трудом открыл глаза, а точнее один глаз, на второй Ромарио наложил повязку.
В памяти медленно воспроизводились обрывки воспоминаний последних событий. Вспомнился и вчерашний бой, окончившийся его победой над мечником Варии. Вспомнилась и какая-то горечь и чувство вины оттого, что не удалось помочь ему выбраться из Аквариона. Вспомнились слезы стоящие в глазах темноволосой девушки.
Тифа. От упоминания лишь одного только имени непонятное тепло распространилось по всему телу. Вездесущая доброта, стойкость духа, открытая душа, патологическое неумение лгать – основные качества присущие ей. Какая все же она хорошая эта девушка Такаяма. Самая обыкновенная и простая девчонка, каких еще тысячи. Но почему-то его сердце заставляет биться чаще именно она. Тифа Такаяма.
И они стали близки друг другу.
Улыбнувшись своим мыслям, Такеши хотел было встать, но неожиданно замер, почувствовав рядом с собой чье-то присутствие, незамеченное им ранее. Склонив голову набок, он увидел Тифу мирно спящую на краю постели. Она сидела на полу рядом с ней: голова лежала на руках, положенных на край кровати, и опиралась на них. Ее дыхание было равномерным, а ресницы слегка подрагивали. Так и хотелось коснуться ее волос цвета воронова крыла. Рука сама потянулась и сначала неуверенно коснулась темных прядей. Волосы, мягкие и шелковистые, так легко просачивались сквозь пальцы.

Я почувствовала, что чья-то рука гладила меня по голове, иногда играясь с запутавшимися прядями. Так приятно. А сны бывают иногда такими хорошими. Но почему-то было такое ощущение, что я уже проснулась… Да я и вправду проснулась! Мне было как-то невдомек, что не стоило так быстро просыпаться для того, чтобы продлить удовольствие. Но, похоже, сегодня, вдобавок и утром, голова плохо соображала. Поэтому когда я только подала признаки своего пробуждения, руку аккуратно и быстро убрали.
-Доброе утро, Тифа! – Поприветствовал меня сразу же Ямамото, как всегда, улыбаясь.
Я пожелала доброго утра парню и попыталась улыбнуться в ответ. А теперь не мешало бы вспомнить о вчерашних событиях. Память как по заказу воспроизвела картину вчерашнего вечера. О том, что я в первый раз в жизни поругалась с Найтом. О том, что вчера проходил бой Хранителей Дождя, закончившийся победой Ямамото. И о том, что я заснула рядом с ним. Да уж. В таких ситуациях говорят – нет слов, одни эмоции! Но как же радостно было оттого, что Такеши цел и невредим. – Как ты себя чувствуешь?
-Отлично. Ромарио хорошо меня подлатал!
Ямамото, как всегда, был бодр, полон сил и энергии, так что можно не беспокоиться за него. И у меня как от сердца отлегло. Все хорошо, что хорошо кончается.
Только… теперь-то о чем говорить? Мне показалось или между нами появилась какая-то неловкость? И какие-то попытки избегать взгляды друг друга. Да что происходит, в конце концов?..
-О, уже проснулись? – В комнату заглянул Дино Каваллоне, который не представлял себе, как выручил нас. А то бы чуть-чуть и я попала бы в неловкое положение. – Тифа, ты хоть выспалась?
Выспалась ли я? А стоит ли говорить о затекшей шее, да и не только о ней? Все же не совсем удобное положение тела сказывалось. Но чувствовала я себя вполне отдохнувшей и душой и телом. Так что пятьдесят на пятьдесят.
-Так и знал, что нужно было тебя разбудить. – Сделал умозаключения босс семьи Каваллоне, когда я пожала плечами. Но как говорится, что сделано, то сделано. – Завтрак, кстати, уже готов. Пойдете завтракать?
А действительно начинало сосать под ложечкой. Так хотелось оказаться у себя дома в данный момент. Чтобы это было самое обычное утро. Открыть глаза и увидеть перед глазами свою комнату: полки с книжками, забитыми не только школьными учебниками, но и зарубежной литературой на языке оригинала. Обычный письменный стол с находившимся на нем компьютером – предметом быта, без которого не мыслит жизни среднестатистический подросток, а рядом располагаются громоздкие наушники, к помощи которым прибегаешь, когда слушаешь музыку или смотришь фильмы. И несколько плакатов на стене с «Tomb Rider» и «Call of Duty» – вспоминаешь прошлое геймера.
А потом пойти на кухню, где тебя уже ожидают к завтраку родители: мать заканчивает последние приготовления, напевая что-нибудь забавное, а отец читает утреннюю газету. Хорошо там, где твой дом, а твой дом там, где твое сердце.
-Я, наверно, позавтракаю дома. – Решила я, что неплохо было бы зайти домой, показаться родителям и узнать как у них дела. Возвращение блудной дочери прямо-таки. Но я необычайно тосковала по родному дому. – Так что, я пойду.
Я попрощалась и заторопилась к выходу, поправляя волосы на ходу, надеясь придать им более менее божеский вид. Нужно же заверить родителей в том, что со мной все хорошо, ни на что не жалуюсь, и о том, что все скоро закончится. Закончится?.. Это действительно закончится?
Обязательно.
Столько мыслей вертелось в голове по этому поводу. Если Конфликт Колец закончится, то когда? А что будет, если Вонголе не удастся одержать победу над Варией? А если и победит, то что будет после конца Конфликта Колец?
И уже у самого выхода из комнаты меня окликнул Ямамото:
-Тифа! – И я больше ни о чем уже не думала – все мое внимание и мысли переключились на парня. Да что со мной происходит? – А ты придешь сегодня посмотреть на бой как вчера?
Вообще-то в мои планы посещение боя не входило, ведь я собиралась продолжить тренировки с Найтом. Какой-никакой, но он действительно мне помогает. И разве это не будет выглядеть подозрительным, что я посетила только один бой Хранителей Дождя? Что ж, видимо, придется поставить временные ограничения для тренировок, коих раньше не было. Тренировки проходят от зари до зари, а бои начинаются в одиннадцать. И что на это скажет Найт?
-Обязательно! – А что мне еще оставалось ответить? Я просто замирала перед взглядом светло-карих очей. В них так и читались беззаботность, жизнерадостность и доброта. Как же учащается пульс, почти уже отбивая чечетку. – Тогда до вечера!
Я улыбнулась напоследок и покинула пределы комнаты, надеясь, что Ямамото не увидел моих раскрасневшихся щек.

Ямамото-то как раз и не увидел, а вот Дино же еще как увидел и лишний раз подумал, что первая любовь – поистине прекрасна.

Варианты ответов:

Далее ››