Machine Learning Competition for Humans!

Глава 7. 2 "Встреча".

Вообще-то Шуичи любил сюрпризы. Ему было приятно удивляться, нравилось узнавать и получать что-то новое, живя каждым днём и радуясь этому, как ребёнок. Для него если не смысл жизни, то счастье точно заключалось в том, что он может именно жить, и не один, а с хорошими друзьями. Разве это не прекрасно, когда есть близкие люди, когда есть возможность вместе пережить какое-то приключение, - правда, желательно не самое опасное, - а потом просто сидеть рядом и разговаривать о чём-нибудь?
Но раз уж речь зашла о сюрпризах… Этот был в лучших традициях любителей острых ощущений.
Ни Мироку, ни Ямазаки не уловили приближающейся сзади опасности, будучи слишком занятыми поддержанием барьера, держащегося уже чуть ли не на честном слове, бессловесно выторгованном парочкой у Всевышнего. Но священный купол рассыпался в тот самый миг, когда им «любезно» помогли потерять концентрацию.
Змеящийся меч со скрежетом вошёл в землю аккурат между монахом и колдуном, и оба рефлекторно отпрыгнули в стороны: один – выпуская из рук талисман, а второй – чётки, из-за которых ладони мальчишки теперь имели заметный красноватый оттенок.
- Это же… - «Блудист» закусил губы и, взмахнув звякнувшим посохом, молниеносно обернулся назад, в упор глядя на незваный гостей. Те, до боли знакомые, стояли в нескольких метрах от бывших содержателей барьера и многообещающе ухмылялись.
- Айя-а… - Заметивший наёмников маг сделал ещё один шаг назад, запнулся о камень и звучно плюхнулся на землю-матушку. Его и без того огромные зелёные глазищи вытаращились ещё больше, а лицо стало ещё на тон белее, - хотя до этого Мироку казалось, что подобная метаморфоза не возможна и близко.
- Давно не виделись. – Взмахом вернув меч в исходное положение и закинув его на плечо, Джакотсу, посмеиваясь, оглядел попавшуюся им парочку – симпатичный монах и мелкий колдун… Последнего наверняка захочет прирезать Суикоцу, а со служителем Будды «женоподобный» и сам с удовольствием разберётся. С большим удовольствием.
Заходя за барьер, и малость порыскав по пустынным в тот час улочкам деревни, ни один из наёмников и не надеялся, что им подвернутся подобные противники. Но нет, вот эти двое, стоят перед ними – бледные, уставшие, но сдаваться явно не собирающиеся. А это чувство страха, идущее от чернявого мальчишки… Приятное зрелище.
- Как вы тут оказались? – С напряжением спросил монах, не сводя с врагов пронизывающего, ни ничуть их не трогавшего взгляда. Наоборот, ситуация забавляла… - Вы же…
- Слишком многое хочешь знать. – Суикоцу презрительно ухмыльнулся, а его товарищ с внешне миролюбивой улыбкой добавил:
- Нас вернули к жизни для одного дела. – Но дальше пояснения не пошли, мирно заглохнув на самом начале. Джакотсу не посчитал нужным раскрывать все карты перед противниками – и не из соображения конспирации или соблюдения тайн, а просто так. Пусть помучаются от любопытства, всё равно умрут через немного.
- А с нами вы хотите из-за мести разобраться? – Если Мироку и члены Шичининтай замечательно знали, о чём ведут речь, то Шуичи чувствовал себя в их компании четвёртым лишним. С той только разницей, что этот «лишний» может уйти отсюда посмертно…
- «Ох… кажется, я был прав, когда считал, что они уже мёртвые. Но как Мироку-сама и остальные связаны с Шичининтай?.. За что им мстить? За… гибель? Но ведь их впервые убили двадцать лет назад!» - Пока голова усиленно работала, Ямазаки старательно поднимался с земли, пытаясь удержать устойчивое положение и заставить подрагивающие колени хотя бы не ходить ходуном. Кружилась голова из-за длительного держания защиты, невидимая рука сдавливала желудок, да и всё общее состояние мага можно было обозначить одним словом: паршивое.
- В любом случае, - Джакотсу поднял вверх руку с мечом и сделал ею неуловимое, быстрое движение, направляя в монаха смертоносное лезвие, - давайте немного повеселимся!
- Тц!.. – Служитель Будды, болезненно поморщившись, отшатнулся назад, взмахивая посохом и умудряясь в последний момент отбить атаку. Впрочем, его врага это только раззадорило – весело хохотнув, «женоподобный» снова ринулся в бой, видать, задавшись целью выжать из бедного монаха последние соки и кровь заодно.
- Мироку-сама! – Заикнулся было мальчишка, но сразу же попятился, когда перед ним, как из-под земли, «выросла» фигуры второго наёмника с жуткими когтями, закреплёнными на руках. И считать его намерения гуманными Шуичи совсем не стал бы.
В отличие от товарища, Суикоцу на различные приветствия размениваться не стал. Грозно ухмыльнувшись и заставив мага посереть ещё больше, став похожим на ходячий труп, он без лишних слов выбросил вперёд руку, метя оружием в грудь парнишке.
- «Попадёт в сердце – и всё, конец мне». – Молниеносно присев и чудом пропустив атаку над собой, тот поднырнул под рукой противника и, оказавшись за его спиной, зайцем скакнул вперёд, ища глазами хоть одну вещь, которая могла бы сгодиться для оружия ближнего боя. Не чётками ему же удары блокировать?!
- Ах ты, мелкий… - Враг развернулся так быстро, что у Шуичи не успело упасть сердце от ужаса. Суикоцу намеревался ударить подростка тут же, с разворота, прямо в неосмотрительно повёрнутую к нему тощую спину и покончить с ним раз и навсегда. Но намерения так намерениями и остались…
- Да что ж вы за люди такие?! – Прокатившийся по округе возглас принадлежал не Мироку и не Ямазаки, и даже не остальным друзьям из числа защитников деревни – те ещё не успели добраться до места. Действующее лицо было новым, но знакомым членам Шичининтай, к своему прискорбному сожалению.
Маг и не пискнул, когда его вдруг сшибли с ног и повалили на землю, а Широ не успел задаться вопрос «Да на кой оно мне надо?!» Пока разум соображал, выстраивая сиротливую логическую цепочку, основной мыслью которой было «А мне ребёнка жалко стало», юнец оказался более-менее, но спасён.
- Ты?! – Возмущению и раздражению Суикоцу не было предела. Его когти зачерпнули пустоту вместо плоти мелкого постреленка, когда неожиданно чья-то тень метнулась ему наперерез. И нынче наёмник мог во всей красе наблюдать развалившихся на земле спасателя и спасённого, каждый из которых, видимо, ещё не до конца понял сложившуюся ситуацию. – Сбежал, скотина?!
- Упс… - Вор медленно, молясь, чтобы всё было просто дурным сном, повернул голову в сторону, взглядом наткнувшись на озверевшего от такой наглости мужчину. И, поняв, что боги его не услышали или же проигнорировали, сглотнул. Приговор он подписал себе сам.
- Теперь я тебя точно разорву в клочья. – Пообещал Казуме Шичининтаец, приближаясь к парням походкой палача. Шатен отчаянно стиснул зубы и, вскочив с земли, потянул за собой вялого мальчишку, которого покинули почти все силы, а крупиц оставшихся едва хватало только на то, чтобы стоять и не падать пластом.
Победа была близка. Хмыкнув, Суикоцу сделал ещё один шаг… и в тот же миг ему на голову, воинственно шипя, прыгнуло что-то пушистое и когтистое.
- Чтоб тебя!.. – Выругался наёмник, закрывая глаза, а Шун-У, мстительно мяукнув, хлестнула его тонкой лапой с выпущенными коготками по лицу: те прошлись по лбу и левой щеке мужчины, неизвестно каким чудесным образом не повредив ему очи. – Маленькая тварь!
Оттолкнувшись от макушки врага, демоническая кошка ловко спрыгнула вниз, на пыльную дорогу и мышью шмыгнула в ближайшие кусты. А её хозяин, не теряя даром драгоценного времени, за руку потащил за собой Ямазаки, надеясь впихнуть его в какое-нибудь мало-мальски безопасное убежище, а самому после этого убраться прочь из этих мест. Куда – неважно, хоть к чёрту на Куличики!
- Суикоцу! – Возглас принадлежал Джакотсу, на несколько мгновений отвлёкшемуся от собственного боя, в котором он уже успел ранить Мироку в плечо. Остановившись, «женоподобный» взирал на то, как товарищ вытирает с лица сочащуюся из ран кровь, а парочка его противников старается смотать удочки в противоположном направлении.
Уйдут ведь… Правда уйдут, а у этого Широ есть ожерелье, которое им нужно. И как только Ренкотсу но-аники и Гинкотсу упустили его?..
- «Шустрый… Но мой меч быстрее». – Одного взмаха хватило, чтобы вернуть оружие обратно, а второго – чтобы отправить его в сторону незадачливых беглецов.
- Берегитесь! – Вскрикнул монах, пытаясь броситься наперерез змеящемуся клинку, но не успевал – тот уже приближался к парочке, готовясь полоснуть их обоих.
Но…
- Хирайкоцу! – «Нечто» сбило лезвие меча, заставляя опутать его вокруг себя и затем с грохотом и звоном рухнуть на землю. И, даже не глядя на оный предмет, Джакотсу мог тут же сказать, что знает, что же это такое: чёртов бумеранг чёртовой охотницы на демонов.
Не впервой она так останавливает его.
- Дрянь! – Лицо «женоподобного» юноши исказила гримаса раздражения. Дёрнув на себя меч, он повернулся к новоприбывшим… и зацвёл. В переносном смысле, конечно же, но зацвёл – ибо процессию деревенских защитников возглавлял тот, с кем наёмник так рьяно хотел встретиться с самого первого дня своего воскрешения.
- Инуяша! – На губах молодого человека заиграла счастливая улыбка, а ханьё заметно перекосило, как если бы у него разом заныли все зубы до единого.
- Опять ты!.. – С досадой возопил он, ткнув Тессайгой в направлении приставучего и упрямого донельзя «поклонника». Тот явно умел сдерживать обещания: говорил же перед своей второй гибелью, что, если сможет выжить, то снова начнёт его преследовать. И нате, увиделись…
- Ты популярен не только у девушек? – Язвительно, как язва желудка, поинтересовалась у полудемона Цукуёми, прокручивая в здоровой руке катану. При виде живых, - хоть и раненых, - Шуичи и Мироку, она почувствовала себя гораздо свободнее и спокойнее, а с этим к ней вернулась и её привычка говорить гадости даже в подобные моменты.
- Иди ты. – Огрызнулся Инуяша, мало настроенный на пикировку. Хамоватая девка интересовала его сейчас гораздо меньше, чем в очередной раз восставшие из мёртвых опасные наёмники.
Повисла гнетущая тишина. Ханьё перебегал взглядом с улыбающегося Джакотсу на хмурого и расцарапанного до крови Суикоцу, которому алые разводы на лице только придавали больше пугающих красок в облике. Те же, в свою очередь, пока медлили с продолжением бойни, вместе с полудемоном играя в «гляделки». Широ, поддерживая шатающегося, как пьяный, Ямазаки, с опаской косил серым глазом на «когтистого» наёмника, смутно предчувствуя, что тот о нём ещё вспомнит. И не только он, к слову.
Сложно сказать, насколько бы затянулась эта передышка – ещё минут на десять, меньше ли, больше ли… Но, несомненно, никто из противников не собирался сворачиваться и уходить восвояси с поля боя, оставляя врага без лишних хлопот. Ну, за исключением Казумы и его хитрой зверушки.
Слабо мерцали мириады звёзд на небе, и равнодушно смотрела с него луна. Слабый ветерок пробегался по местности, разгоняя пыль на дороге деревни и колыша ветви многочисленных кустов, среди которых наверняка затаилась и ждала подходящего момента Шун-У. А противники всё медлили…
Затянувшуюся струну тишины разорвала Кирара, издав глухое рычание, а за ней и Инуяша навострил уши и тихо цыкнул, поняв, что полку врага прибыло. Хотя увидеть высоченную фигуру одного из наёмников с другой стороны улиц не смог разве что слепой и Шуичи, для которого, - измотанного и в полуобморочном состоянии, - весь окружающий мир стал чем-то вроде фона.
- Вот чёрт… - Высказала общее мнение их компании Цуки, пристально поглядывая на приближающиеся неприятности в лице ещё пяти человек. По её мысленным подсчётам, тут было семеро на семеро: практически потерявшего сознание и все возможности сражаться мага девушка не считала, как, впрочем, и тихо отсиживающегося в их домике Шиппо, но зато приплела странного тощего парня с ушлым выражением на лице, который отчего-то казался ей до странного знакомым.
- «Так… Инуяша, Кагоме, Санго, Мироку-сама, - хотя он и ранен, - я, Кирара, этот незнакомый, но тоже попавший под раздачу… И семеро наёмников, все в добром, к сожалению, здравии». – Ещё раз перечислила про себя Хитаги и едва подавила желанию сплюнуть на землю с досады – по всему выходило, что положение у них не очень выгодное. Особенно, если ещё учесть тот момент, что за Ямазаки теперь нужен глаз да глаз – маловероятно, что Шичининтай будут вести честное сражение, оставив беззащитного пацана в покое.
- Я смотрю, все в сборе. – Банкотсу остановился первым, с вызывающей усмешкой взирая на оскалившегося и тихо рычащего Инуяшу. – Приятно снова встретиться со старым врагом, ты так не думаешь?
- Такие, как вы, должны мирно лежать в могиле после своей смерти. – Обрубил в ответ ханьё. – А она у вас уже не первая.
Глаза главаря Шичининтай на миг опасно блеснули сталью, выдавая его истинное отношение к сказанному. Но он лишь тонко улыбнулся уголками губ и с прежней усмешкой проговорил:
- А разве это не значит, что даже смерть можно победить?
- Размечтался.
Мечнице же все эти вещи, о которых завели речь соперники, разогреваясь перед боем, и остальные ухмыляющиеся физиономии были глубоко до лампочки. Во-первых, узнать всё она хотела уже в более мирной и спокойной обстановке, а, во-вторых, её катана, заткнутая за пояс лидера банды, нервировала, точнее, раздражал сам этот факт – себе присвоить решил, значит?! В том, что её оружие вернётся обратно к законной владелице, Цукуёми сильно сомневалась. Закон Подлости, знаете ли…
Где-то вдалеке ухнула сова, будто бы давая сигнал к началу сражения. И Инуяша с Банкотсу, не сговариваясь, молниеносно рванули друг к другу с оружием…

Варианты ответов:

Далее ››